УсыскинМА
ФГБОУ ВО «БРЯНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНЖЕНЕРНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Усыскин Моисей Аронович, родился 7 ноября1927 года. После освобождения Брянщины, школу закончил в Бежице. В 1944 году поступил в БИТМ, но не закончил. В 1945 году поступил в Одесский строительный институт, который и закончил в 1950 году. Был направлен в Чернигов старшим инженером в Черниговжилстрой. Потом строил в Бежице Строймаш, сельхозкомплексы в Карачеве, Хинкеле, Ильяминово. Поступил в аспирантуру. Руководил филиалом всесоюзного заочного строительного института, впоследствии переименованного в технологический. В БТИ работал с 1957 до 1992 года. В 2002 году снова вернулся в вуз, где работал в должности профессора кафедры строительного производства до 2008 года. Усыскин М.А. основатель кафедры строительного производства в БТИ. Он являлся экспертом по проблемам строительной индустрии.

 

Забелина Л.Н. Моисей Аронович! Где вас застала война?

Усыскин М.А. Война меня застала в городе Бежица прямо в доме, услышал по радио о том, что началась война. Мне уже было 13 с половиной лет. Я уже был большой мальчик

Забелина Л.Н. Скажите, что вы делали во время войны?

Усыскин М.А. Когда началась война наша семья пешком пошли по проселочным дорогам до Орла. По этим дорогам постоянно летали немецкие самолеты, обстреливали уходящих. Одиннадцать дней шли. Когда мы дошли до Орла, нас провели всех кучей прямо через санпропускник, посадили в вагоны и отправили на Урал. В Челябинске нас разгрузили, и поселили на станции Чумляк за Челябинском. Я работал в артели, меня папа забрал сюда учеником слесаря, и учился в школе в 7 классе. Все эти 2 года, что там жил, я все время работал на лесоповале. Дети почти все работали. Ну, я, кроме того, умел пиликать на скрипке, и вечером у нас в клубе за месяц я мог заработать на две с половиной буханки хлеба. Вот такая была жизнь.

Как только освободили Бежицу, папа подал заявку на то, чтобы нам возвратиться. В январе 1944 года мы вернулись в Бежицу. Мы ехали через Москву. Бомбежки были, тяжело ехать, страшно... Мы часто из вагонов выходили, боялись, что прибьют. Были случаи, некоторые погибали.

На станцииБрянск-1 вокзала не было, все было разбито, и когда мы ехали до Бежицы на путях на откосах еще лежали убитые.

Я сразу пошел учиться в 9 класс. Нас было всего было 27 человек. Мы все прошли военную подготовку в Сибири в лагерях. Я два раза проходил, правда нам боевое оружие не давали, деревянное только. Здесь мы все подали заявления в военкомат, нам уже было по 16 лет, были уже большие, а нам сказали, что пришел приказ Иосифа Виссарионовича Сталина, всех выпускников определять на учебу по техническим специальностям. В военкомате сказали: «Никаких разговоров не будет. Учиться! Пройти 10 класс, сдать экзамены и поступать в институт». Значит, после окончания 9 класса, мы сдали все экзамены, нас освободили от всех дел, и учились с утра до вчера. Отопления не было, но были железные печки. Писали перьями, которые макали в чернильницы - невылевайки. Когда учились, мы все время восстанавливали институт, чтобы было где сидеть, где стоять. Топить надо было печки, все делали сами. К концу октября мы уже освоились, у нас уже был свой оркестр, мы создали, даже танцы устраивали в институте. Еще война не кончилась! Так что первый курс прошел хорошо. Мальчишкой я все время мечтал вернуться к музыке, стать музыкантом, но за время войны я разучился играть. Играл легкие вещи, у меня были отморожены руки в Сибири.

Забелина Л.Н. Моисей Аронович, а как сложилась ваша жизнь после войны?

Усыскин М.А. После войны надо ж было кому-то работать! 9 мая после окончания войны, я стал отправлять усиленные просьбы, чтобы меня отпустили в Одессу. Зам. декана мне со злостью подписал академическую справку и с ней я поехал в Одессу. Пошел в строительный институт, там без слов приняли, потому что некому было учиться. В 1945 году нас было 26 на первом курсе, потом пришло много военных демобилизованных. Два месяца я был счастливый. И вдруг 2 ноября вызывает меня директор консерватории: «Вы учитесь в двух учебных заведениях. Мы этого разрешить не можем. Вот, познакомьтесь, постановление правительства, подписанное Сталиным». Что делать? Доехал до Брянска. «Пап, что делать?». «Сынок, большим музыкантом ты уже не будешь, стань хоть хорошим инженером...». Через 3 дня уехал в Одессу. Остался в институте. Учиться было интересно. Все время играл в университетском оркестре, у нас был профессиональный оркестр. Окончил институт в 1950 году. За все время своей учебы, я все лето проводил в Брянске, работал здесь мастером. С 1947 года работал официально. Восстанавливали цементный завод, машиностроительный, литейный, Дормаш, не говорят уже о жилых домах. Видимо я был неплохим мастером, раз меня держали

Основная работа началась с 1950 года. Я окончил институт, был направлен в Чернигов старшим инженером в Черниговжилстрой. Поскольку я имел приличный опят работы, меня там приняли очень хорошо. Сразу поставили старшим инженером, а потом главным инженером строительства. Мы строили объекты, которые были нужны для производства продукции. Кстати, когда я здесь работал мастером, мне помогло то, что я прилично знал немецкий, мог работать с пленными без переводчиков. Строил я в Бежице Строймаш.

Когда пришел Хрущев, стали поднимать сельское хозяйство. И нам было велено построить три машинотракторные станции. Нашему управление было поручено 3 комплекса: Карачев, Хинель, Ильяминово.

Два года работал директором на заводе. Потом поступил в аспирантуру. Меня приняли во всесоюзный заочный строительный институт, потом они организовали в Брянске филиал института, и поставили меня им руководить. За 5 лет количество обучающихся студентов составило 1500. Потом подготовили постановление правительства, и наш институт переименовали в технологический, в котором были организованы строительные специальности. Работал я в БТИ с 1957 года и до 1992 года.

В 2002 году ко мне обратились с института с просьбой поработать в вузе на кафедре строительного производства, хотя врачи мне строго запретили, я пошел профессором к себе на кафедру. У меня было несколько интересных работ, а когда я был зав. кафедрой, у нас было две большие научно-исследовательские лаборатории. Очень тяжело было работать. Материальных ресурсов никаких. Для получения камня мы взрывали фундаменты мельниц на Десне. Взрывали валуны, так получали строительные материалы. Мы все начинали с нуля. Трудно было, но зато интересно. Работал на кафедре до 2008 года.